Юрий Стариков

DOS, Works, Windows…
Далее везде...

15-летию Russian MS-DOS 4.01 посвящается

Комментарии и дополнения Николая Любовного.

 

К 15-летию русской версии MS-DOS

11 апреля 2005 года исполнится 15 лет со дня официальной презентации Русской версии MS-DOS, в октябре 2005 года исполняется 15 лет со дня выхода первой локализованной версии прикладной программы (application): MS Works,  а в январе 2003 года исполнилось10 лет русской версии Windows

 Мне довелось прочитать несколько совершенно взятых «с потолка» версий как это произошло, кто и что делал, кто-то приписывает себе права, пишет «Открытое письмо Биллу Гейтсу и т.п. ерунду. Так уж распорядилась судьба, что мне пришлось непосредственно активно участвовать во всех этих событиях, по роду работы быть знакомым со всеми деталями проекта и мне хотелось бы описать, как это было, чтобы как-то  прекратить сплетни и домыслы в этих вопросах. Небольшое замечание: все оценки и суждения, приведенные здесь – это только суждения автора и они могут не совпадать с мнением Microsoft Corp., а также с мнением других участников описываемых событий. Один из основных участников работ, руководитель проекта локализации Russian MS-DOS 4.01 Николай Любовный внимательно прочитал все здесь написанное и добавил свой комментарий в текст, я выделил их красным.

 

Предистория.

 Для меня всё началось в одну из длинных декабрьских ночей 1988 года. 26 декабря я уволился с должности старшего инженера ГВМЦ НииРП ЦНПО «Вымпел» и у меня на руках были два предложения (как бы я теперь сказал offer-а): одно от СП «Интерквадро», где мне предлагали зарплату в 750 руб., а второе от СП «Диалог» с зарплатой более скромной - всего в 450 руб. В то время это были колоссальные зарплаты для инженера программиста (средняя зарплата по СССР в то время составляла 160 руб., а моя на время увольнения из НииРП – 185 руб.). В ночь с 26 на 27 декабря я сидел на кухне и с женой обсуждал, куда же мне податься. С одной стороны «Интерквадро» предлагает большую зарплату, с другой в СП Диалог вероятность поездки за пределы «великого и нерушимого» были выше, да еще и сразу в Америку. Кроме того, имя «Диалог» звучало громче в прессе и учредители его были более известны, чем «Интерквадро».  Короче, я выбрал «Диалог», где поначалу занял должность зам. директора учебного центра СП «Диалог».

 В феврале 1989 года «Диалог» провел первую конференцию «Microsoft» в СССР. Конференция проходила в Колонном зале Дома Союзов (пардон, как сейчас он называется я не знаю, т.к. Союза уже нет, то нет, наверное, и Дома Союзов). От Microsoft присутствовал вице-президент Jeremy Butler и глава Microsoft Germany Christian Wedell. На конференции всем участникам задавали вопрос: «Какую кодировку русских букв вы используете на IBM PC, если у вас есть РС?». 85% опрошенных ответили – Альтернативную, 7% - Основную (ну, какая она может быть «Основной», когда всего 7%?!) остальные играли с DR-DOS,  UNIXами всех мастей и т.п. и использовали что-то «русское»: КОИ-8, ДКОИ и т.п. Для русификации IBM PC подавляющее большинство использовало Альфу или Бету Антона Чижова в MS-DOS.

 

Russian MS-DOS

 Во время февральской  конференции был обсуждено и подписано соглашение между СП Диалог и Microsoft о локализации (тогда это было совершенно новое слово)  MS-DOS и Microsoft PC Works, тогда самую продаваемую программу компании. Я до сих пор не знаю коммерческих подробностей контракта, эта тайна, которую могут прояснить только Петр и Татьяна Зреловы или Christian Wedell . Как бы то ни было, в контракте говорилось о создании через год русской версии MS-DOS 4.01 (эту версию тогда в России еще никто не видел, все работали с 3.20 или 3.30) и русского Works 2.0  еще через полгода.

 В СП Диалог была создана команда для этой работы. Вот ее первый состав: Николай Любовный – менеджер со стороны Диалог, Рустэм Ахияров – PLA, он должен был отвечать за глоссарии, перевод сообщений, курировать работы переводчиков документации и примеров и т.п.), Николай Саух и Андрей Давыдов – отвечали за технические изменения, которые должны были произведены в MS-DOS для поддержки русского языка и сообщений, Дмитрий Бондаренкодолжен был отвечать за подготовку типографской версии документации. Со стороны Microsoft курированием этого проекта занялся Paul Robson, который специально перевелся из Microsoft в Redmond в Microsoft Germany. До этого Пол уже три года работал в Microsoft International Product Group и прекрасно знал все тонкости локализации. Он говорил на 6 европейских языках, в том числе немного и на русском. Для СССР эта была первая локализация, для Microsoft это тоже была первая внешняя локализация (external localization).

 Немного о самой сложности проекта. Как неоднократно говорил Пол Робсон:Э Localization is not translation" "Локализация – это не перевод". Главное нужно было сделать так, чтоб продукт выглядел и работал так как будто он сделан в России и для русских. Мы все работали на системах до этого, которые были содраны с Запада, за исключением БЭСМ-6, но БЭСМ была создана в 1966 году. Все ЕС и СМ были сворованы и сообщения на тарабарском языке для многих пользователей были настоящим бичом советской компьютерной техники. Первой истинно «русской» системой была ОС Демос, которая была «локализована» из Unix BSD 2.9, и то, потому что были сворованы не только двоичные коды, но и исходные тексты. За эту «локализацию» участники работы были награждены премией Совета Министров СССР. Интересно, что никто из настоящих авторов ОС (т.е. авторы BSD 2.9) в наградном списке не присутствовал. В составе команды Диалога работал Коля Саух, который  много работал над Демос и получил ту премию, правда, он никогда об этом не говорил, видимо сильно стеснялся.

 Итак, команда была создана, роздано много обещаний и т.п., но работа совершенно не велась… На первый запрос из Германии о глоссариях и сообщениях был ответ, что работаем, но все продолжали заниматься чем угодно, кроме локализации. Все сотрудники Диалога, кто участвовал в проекте, носили должность «Эксперт по программному обеспечению» и кроме работы по локализации занимались еще кучей вещей. Пробовали писать свои программы, делали экспертизу и пытались продавать игрушки, созданные другими командами (после успеха Тетриса, многим казалось, что написать игрушку ничего не стоит, надо только иметь PC  и немного времени на программирование), встречались с иностранцами и надували живот и щеки: «Вот какие мы гениальные программисты».

 После второго запроса из Германии, нашли мальчика для битья: Рустэма Ахиярова, который, и правда, к этому времени не сделал, ну совершенно,  ничего и на его место Коля Любовный позвал меня. Через несколько дней в группу влился Петя (Пит) Квитек, а Коля Саух, хотя и сидел с нами в одной комнате от локализации все больше и больше открещивался и старался заниматься чисто техническими вещами по поддержке процесса.

[Николай Любовный] Я уже забыл многие детали, но, насколько я помню, всё было немного не так. Сначала за локализацию вроде бы отвечал Рустик, но из перечисленных тобою людей, в его команде никого не было. Вся команда появилась, вместе со мною и была сформирована, когда стало ясно, что у Рустэма ничего не получается, появился Пол и определил какие роли в команде нужны.

Первым делом пришлось заняться глоссариями. Microsoft прислал список технических терминов, которые использовались MS-DOS и вызывали затруднения при локализации на другие языки. Мне пришлось делать их первый перевод, который обсуждался с другими участниками команды. После того, как все согласились с нашими версиями глоссария, его показали и другим людям, в том числе Антону Чижову и другим работникам ВЦ АН СССР.

 Имея глоссарий можно было запустить процесс перевода документации. Здесь кто-то предложил кандидатуру парня, который был грамотный программист, знал Microsoft Word 4.0 для MS-DOS и очень хорошо знал английский.  К сожалению, я забыл его имя, помню только фамилию: Шишковский. Мы сделали небольшой тест для него, который, кстати, тоже прислал Microsoft, привезли к нему домой PC и он начал перевод.

 В это время Пол Робсон приезжал в Москву примерно каждые 1.5 месяца. Начиная со второго приезда он уже не жил в гостиницах, а жил на квартирах сотрудников Диалога: Коли Любовного Андрея Давыдова, у меня.  Примерно к концу июля был готов первый вариант перевода всех сообщений MS-DOS и Пол увез их в Германию, чтобы переслать их в Microsoft.

 

О кодовой странице 866 и клавиатурах

 У нас никогда не было никаких разногласий в какой кодировке будет работать русский MS-DOS. Мы всегда поддерживали только альтернативную кодировку. Microsoft хотел, чтобы кодировка русской версии MS-DOS поддерживала также и остальные языки СССР. К этому времени IBM уже имела кодировку 855, которая была создана на основе «Международной» кодировки 850. Эта кодировка включала все русские и югославские буквы, но совершенно не была совместима с существующими русским программами, да и Norton Commander выглядел с ней удручающе. Поэтому мы настаивали на альтернативной таблице. Microsoft соглашался, но хотел поддержки и других языков с кириллицей, не только русского.

 Посему мне пришлось в один из осенних дней 1989 года проехаться по посольствам ([Николай Любовный]  Я думаю, что это были представительства) Украины и Белоруссии в Москве (да-да, тогда уже были такие учреждения в Москве). В украинском посольстве мне показали все дополнительные буквы украинского языка, указали русские буквы которые не используются, а также показали украинскую печатную машинку с которой я и срисовал раскладку, чтобы сделать в будущем драйвер украинской клавиатуры. В белорусском посольстве алфавит мне показали, однако с печатной машинкой получился прокол. У них ее не было и мне сказали, что вряд ли такая существует в природе и что в посольстве используют русскую. Приехав в Диалог, мне пришлось придумать белорусскую клавиатуру самому.  Эта клавиатура с тех пор и стала стандартной во всех версиях операционных систем Microsoft и IBM, я ее видел и в Sun Solaris. Я думаю, что теперь есть и белорусская печатная машинка с той же раскладкой. Так я сделал «выдающийся» вклад в белорусскую культуру и теперь все жду признания заслуг: звания Героя Соц. Труда, Гос. Премию или хотя бы Почетную грамоту независимой Белоруссии.

 Мы выяснили, что можем добавить все украинские и белорусские буквы в альтернативную таблицу и потерять только малоиспользуемые символы типа интеграла, при этом наша таблица бы поддерживала русский, украинский, белорусский и болгарский языки. Таблица обсуждалась в ВЦ АН, в Ленинграде и в других местах. Наконец, в ноябре все согласились с предложенной таблицей, Пит написал маленькую программулю, чтобы выдать альтернативную таблицу на экран монитора., я сделал с нее screen dump и в Paintbrush добавил украинские и белорусские буквы, после этого этот bitmap пошел гулять по свету и именно эту картинку регистрировал IBM с подачи Franz Rau из Microsoft как CP 866.

Уже потом мне пришлось достаточно долго беседовать с Главным инженером завода в Минске который делал EC-1840 (Вы помните это чудо техники?), который все пытался меня убедить, что альтернативная таблица это неправильно, и как он будет объяснять своему внуку, ну почему между ‘п’ и ‘р’ есть какой-то разрыв. Я думаю, что большинство пользователей 866 даже и не знает об этом «разрыве». Потом еще было и заседание в ГКВТИ, на котором присутствовал Коля Любовный и я, на котором обсуждалась кодировка русских букв для персональных ЭВМ. На этом заседании разговор шел в основном о «основной» таблице и КОИ-8 для персональных ЭВМ. Естественно, ни о какой поддержке украинских и белорусских букв ни шло и речи. Однако ГКВТИ согласилось, что использовать «альтернативную» таблицу все-таки можно, когда используются западные программы, а значит можно использовать и нашу таблицу, так как она совместима с «альтернативной» и предназначена для «западной» ОС, однако «отечественная» Альфа ДОС будет использовать «основную» таблицу. Главный инженер минского завода даже дал нам загрузочную дискету Альфа ДОС. Я тут же в его присутствии сделал View в  Norton Commander на COMMAND.COM и показал ему строку «Copyright Microsoft Corporation», на что он заметил, что работа над Альфа ДОС еще не завершена. И, слава богу, что она никогда не была завершена.

[Николай Любовный]  Обязательно нужно написать о том, как решалась судьба буквы Ё. У Давыдова на даче по этому поводу была собрана вся наша команда и под водочку мы решили, что без этой буквы русский язык много чего потеряет - так буква Ё получила право на существование. Тогда ещё пьяный Пол пел у костра американский гимн

Через 1.5 года  в январе-феврале 1991 года, до меня дошли суждения из Украины, что 866 таблица плоха, потому что не поддерживает украинской буквы Ґ, которая была удалена из украинского алфавита большевиками в XIX веке, но парламент Украины устранил вопиющую несправедливость и дискриминацию и восстановил эту букву в украинском алфавите. Ну, во-первых, когда мы делали 866 таблицу, эта буква еще не была восстановлена в алфавите, поэтому о ней очень мало кто знал, а тот кто и знал, то считал, что она из древнеукраинского языка, в том числе и в посольстве Украины в Москве. Мы ведь говорили в основном с теми, кто занимался компьютерами, а не с теми, кто играл в политику и перестройку. Во-вторых, как только об этом узнали, так сразу и исправили, правда, уже в другой таблице: 1251. Я сам лично правил и обменивался email с людьми, которые регистрировали эту таблицу, но об истории 1251 позже. Украинцы даже предложили свой вариант 866U, где Ґ стоит на месте одной из белорусских букв, при этом символ градуса остался. Конечно, для Украины лучше это было сделать в ущерб иностранного языка, а то как написать «Ґорiлка Креп. 40?» в MS-DOS?

 Еще один забавный случай с 866 таблицей. В 1992 году Michael Sugniard , ведающий тогда делами кодовых страниц для европейских стран, предпринял поездку по странам Прибалтике, где он пытался создать единую кодовую страницу для всех этих стран. Так вот он был изумлен и ошарашен, когда в каждой прибалтийской стране, ему показывали таблицу на основе 866, где были все английские, русские буквы и только в последней колонке находились национальные буквы. При этом все литовские, латышские и эстонские буквы не помещались в одну колонку и поэтому в каждой стране вставляли только свои буквы. При этом ему говорили, что для их страны важны только английские, русские и национальные буквы, а то что их текст не может быть прочитан в братской соседней прибалтийской стране, то это их совершенно не интересует...

[Николай Любовный]  Хорошо бы ещё описать историю появления нынешней раскладки клавиатуры и какие страсти кипели вокруг неё.

Страсти были вокруг латинских букв как их располагать? Тот кто помнит клавиатуру ЕС или СМ ЭВМ, то наверное может вспомнить, что латинские буквы там были расположены не так как сейчас, а как на французской клавиатуре. Русская печатная машинка была сделана по подобию французской, а не американской. Однако в мире персональных ЭВМ, первые клавиатуры всегда имели американскую раскладку, а драйверы добавляли только русские буквы, да и наклейки на клавиатуру почти всегда только добавляли русские буквы, не изменяя расположение латинских. Таким образом необходимо было сохранить расположение латинских букв как на американской лавиатуре и добавить русские. Кроме того, многим не нравилось расположение некоторых знаков препинания на печатной машинке и мы решили их немного изменить. Позднее в Windows, было гораздо легче использовать различные раскладки клавиатур и туда была добавлена обычная раскладка русской печатной машинки.

 

Первая компиляция Russian MS-DOS.

В конце августа 1989 года Paul Robson привез из Германии первую компиляцию Russian (build) MS-DOS 4.01. Компиляцию Russian MS-DOS сделал в Редмонде Johan Sundstrom, в то время главный инженер и идеолог локализованных версий системных продуктов Microsoft.  Пол скачал файлы с сервера в США на дискету и привез ее нам. Скачал, то он скачал, но дискета была не загрузочная (Setup был еще не завершен) и он не знал, как заставить ее работать. Замечу, что Пол Робсон не был программистом, он был специалист по локализации, подготовке документации, хорошо знал Programm managing, но он был не программист. Пришлось ему показать, как в Нортон командере можно скопировать русские MS-DOS.SYS, IO.SYS и COMMAND.COM на дискету с английской версией MS-DOS, в результате чего новые файлы заместят старые и можно получить загрузочный диск с русской версией MS-DOS. Конечно, Russian MS-DOS производил поначалу большое впечатление. Весь Белый Дом СП Диалог приходил в нашу комнату, чтобы посмотреть на сообщения типа  «Файл не найден» или русскую выдачу команды Dir.

 После этого работа пошла немного веселее. Мы уже видели, что что-то работает. Теперь мы не только редактировали ненавистные глоссарии и сообщения, тем более, что часто не зная,  в каком месте это сообщения проявятся. Теперь это можно было проверять. Компиляции стали регулярные, и мы научились их получать по модему. Коля Саух на один из компьютеров установил Procomm и написал маленькую программу которая позволяла делить двоичный файл и предавать большой файл кусками по модему. Paul Robson звонил из Германии на телефон в Диалоге (в 1989 году мы еще не могли звонить из Москвы к Полу в Германию) к которому был подсоединен модем, а затем копировал файлы со своего компьютера на наш. Все соединение шло обычно на скорости 2400 бод, но иногда падало до 300, хотя у нас был и очень «крутой» по тем временам модем, который поддерживал 9600 бод. Обычно передача файлов происходила после 8 часов вечера, когда прозвониться к нам из Германии было легче.

 

Документация.

Перевод документации закончился вовремя, и мы получили все файлы на дискете. Но вся документация должна была быть подготовлена в формате Microsoft Word 5.0 для MS-DOS с использованием шрифтов PostScript. Это было связано с тем, что дальше эти файлы должны были печататься на фотонаборном устройстве Linotronics 300 для типографии. Со шрифтами Пол Робсон договорился и купил их в СП Параграф у Андрея Скалдина, но для того чтобы их использовать в подготовке документации, нам нужен был PostScript принтер. В один из своих приездов Пол привез из Германии Apple LaserWriter II – тогда практически единственный лазерный принтер с PostScript.  Быстро выяснилось, что этот принтер не мог загрузить все необходимые нам шрифты и нам нужна другая motherboard для принтера, которая использует 32-битный процессор, а вот ее в СССР ввозить нельзя, в связи с ограничениями КОКОМ (потом КОКОМ ограничения коснуться нас, в том числе и меня непосредственно, еще не раз). Нарушать закон Microsoft не хотел, пришлось Полу Робсону, как частному лицу купить эту плату в Германии и как частному лицу привезти ее в СССР (т.е. в случае чего посадили бы только Пола Робсона). Я не помню уж кто, по-моему Пит Квитек, написал специальный PRD драйвер для Word 5.0, и наконец-то мы смогли начать печатать и форматировать документацию.

 Замечу, что документацию можно было, конечно, начать готовить и без принтера, однако у отдела появилось новое хобби. На программистский отдел СП Диалог была выделена одна Volvo 340, на которой все хотели покататься , а вот про документацию, как-то забыли. Потом исправились, но время было упущено. 

 Кроме форматирования, важным этапом был proof-reading, т.е. вычитывание документации. Для этих целей, мне удалось привлечь жену одного из моих друзей Ирину Тарабицкую, которая работала профессиональным корректором в одном из издательств. Через несколько месяцев (во время локализации Works) она перешла на постоянную работу в Диалог. Кроме того, в последние дни при форматировании документации, нам много помогала Света Львова

[Николай Любовный]  Даже Пол участвовал в этом процессе. Я помню, как он брал с собой распечатки текстов и в самолёте проверял их. Кстати, обнаружил достаточно много ошибок.

16 ноября Андрей Давыдов уехал в Редмонд, где его задачами было окончательное тестирование MS-DOS, помощь в создании видео и клавиатурных драйверов. Там он провел 3,5 месяца и вернулся в начале марта. Отмечу, что все экранные шрифты были созданы с помощью программы Пита Квитека - EVAFont. В США, Андрей плотно работал с участниками Microsoft IPG, ему также очень сильно помогал в тестировании и во всех вопросах американской жизни Володя Ровинский, который за 4 месяца до этого переехал в США на постоянное место жительства.

 А 17 ноября 1989 года начался наш последний штурм документации. Пол приехал для того, чтобы увезти ее в Ирландию, где она должна была печататься. Оказалось, что везти нечего и у нас есть только 3 дня для ее приготовления ([Николай Любовный]  Мне кажется, что у нас была неделя).  6 месяцев нам было мало. Это были сложные дни. Все силы были брошены на форматирование документации, слава богу, что proofread был завершен. Кроме того, надо было сделать порядка 100 screen dumps – это картинки с экрана. DOS 4.01 имел в составе MS-DOS Shell, это что-то похожее на Norton Commander и ранний Windows одновременно. У MS-DOS Shell были и меню и диалоги (dialog boxes) и его локализация вызвала наибольшие проблемы. И в документации было порядка 100 картинок с экрана Shell. Так вот их тоже необходимо было сделать в течении 3 дней, преобразовать в черно-белый формат повышенной контрастности и напечатать на Apple LaserWriter на специальной бумаге, которую  Пол привез с собой.

 В общем, это были самые запомнившиеся дни локализации. Пол привез с собой кассету только что вышедшего альбома Мадонны  Like A Prayer, который и звучал три дня и три ночи без перерыва в нашей комнате. Теперь всегда когда я слышу Like A Prayer по радио, меня прохватывает небольшая дрожь от воспоминаний об этих днях. Никто не уезжал домой, все работали. Жены, дети были забыты, иногда только звонили домой и говорили, чтобы не ждали. Американец Пол Робсон спал на полу в небольшом предбаннике перед нашей комнатой. Но поспать людям больше чем три часа не удавалось. Что касается меня, то все эти дни я не сомкнул глаз ни разу. Есть у меня такой пунктик, что спать я могу только в кровати или на диване и совершенно не могу спать в автомобилях или самолете, как бы долго я не летел или ехал.

[Николай Любовный]  По ночам ездили кушать ко мне домой всей толпой или Вера готовила еду и водитель привозил её нам. - (Николай жил ближе всех к Диалогу - Юрий Стариков)

В общем,  мы все-таки все сделали, Пол улетел с файлами в Германию, а потом в Ирландию, Я, приехав домой, и улёгшись спать, на следующий день проснулся с температурой 40 от переутомления. Пришлось проваляться в постели 2 дня.  Вернувшись в Диалог, мы поговорили  и решили, что больше мы так работать не хотим и, что нужно изменить свое отношение к работе, что и постарались выполнить, больше у нас такого аврала не было.

 

Окончание работ над MS-DOS 4.01

После отправки документации в Ирландию, практически наша активная работа по MS-DOS была завершена. Мы продолжали периодически получать builds из США, тестировали их, немного модифицировали сообщения, но большую часть времени все больше занимала локализация Works.

 В середине января 1990 года мы получили сообщение из Редмонда, что большие проблемы вызывает видео драйвер DISPLAY.SYS с загружаемыми русскими фонтами. Периодически русские буквы пропадают с экрана, чего не происходит с Квитекевскими TSR драйверами. Пришел исходный текст DISPLAY.SYS. За одну ночь Пит  изучил драйвер и модифицировал его, на следующий день я его протестировал на всех возможных машинах, я даже съездил в советское представительство IBM, чтобы попробовать его на PS/2 с MCGA и VGA. IBM, кстати, давно интересовалась нашей работой, заодно в эту поездку я передал им дискеты с русской версией MS-DOS для тестирования, с согласия Microsoft.

 В январе Franz Rau   зарегистрировал в IBM нашу кодовую страницу и IBM присвоила ей номер 866. В нашей документации мы называли ее как 900. Пришлось Полу исправлять документацию, где стоял номер 900 на 866, а Ирландии перепечатывать несколько страниц. Потом как-то в русской прессе я видел картинку «кодовой страницы 900», что являлась нашей ранней версией, где еще не было украинских и белорусских букв.

В конце января в Диалоговском сборнике «Диалог-Экспресс» (где я был тогда главным редактором, автором, наборщиком и т.п.) я опубликовал заглавную статью «IBM принимает русскую кодовую страницу», в которой впервые была приведена картинка с 866 и раскладки клавиатур для России, Украины и Белоруссии. Этот сборник имел тираж 1000 экземпляров, но что странно, наделал много шуму. Диалог получил официальное письмо от IBM в котором говорилось, что IBM не принял, а только зарегистрировал 866 страницу, а что официальная страница IBM для стран с кириллицей – 855. Так началась моя борьба (и Диалога и Microsoft) с IBM, которая закончилась только c Russian MS-DOS 5.0. Потом был еще один человек из какого-то военного завода МЭП, которые по конверсии пытались наладить выпуск ПК и хотели делать клавиатуру по нашей спецификации, но у них была страшнейшая ротапринтная копия нашего сборника и нельзя было разобрать, где находятся некоторые буквы и знаки препинания. Пришлось распечатать ему файл на LaserWriter на хорошей импортной бумаге, пусть министерство электронной промышленности порадуется и выпустит клавиатуру с нашей раскладкой. В феврале 1990 года Пол привез из Германии сигнальный образец клавиатуры от одного из основных производителей клавиатур в Европе фирмы Cherry, которая использовала нашу раскладку.

[Николай Любовный]  Была ещё встреча с IBM, куда я ездил вместе с Полом. Речь шла о 866 таблице и айбиэмовец общался с нами достаточно грубо и настаивал на использовании стандартов, принятых в СССР. Я слышал, что его после этого выгнали, т.к. Пол накатал на него «телегу».

 

Презентация Russian DOS 4.01

Это событие планировалось заранее. На него должен был впервые приехать в СССР Бил Гейтс. Диалог уделял этому событию очень много внимания. От Диалога вся организация его визита была в руках Николая Любовного. Конечно, в 1990 году Бил Гейтс еще не был такой значимой фигурой как в 1998, но однако уже в то время он был миллиардером и одним из самых влиятельных людей компьютерного бизнеса в мире. 11 апреля Бил прилетел вместе со своим секретарем в Москву и сразу же отправился на Красную площадь, где сфотографировался на фоне Кремля ([Николай Любовный]  Кажется в руках у него была коробка с нашим MS-DOS.), потом эта фотография обошла весь мир. Примерно, в 8 вечера, он приехал в гостиницу «Международная» на Красной Пресне, где должен был состояться ужин, на котором присутствовало руководство Диалога, Microsoft Germany, ГКВТИ СССР в лице заместителя председателя Венгеровского, какие-то другие лица, курировавшие ПК в СССР, а также члены локализационной команды. Во время ужина снимался фильм, в котором одним из основных кадров был лацкан моего пиджака с Диалоговским значком с советским и американским флагами.

Во время ужина прошла небольшая торжественная часть, когда Пол Робсон вручил Билу Гейтсу первый рекламный плакат Russian MS-DOS 4.01 в окружении основных участников проекта ([Николай Любовный]  Потом этот плакат долго висел почти во всех офисах в Рэдмонде. Я вручил Биллу коробку MS-DOS.). Затем был достаточно приличный ужин, где Бил попробовал русскую водку (это я могу засвидетельствовать).

На следующий день, 12 апреля 1990 года, в День Космонавтики произошла официальная презентация Russian MS-DOS 4.01 в гостинице «Международная», на которой присутствовало телевидение, куча прессы. Приглашения были разосланы также многим программистким командам и зал был полон. После официальной презентации, Бил пожелал встретиться с программистами СССР, куда был проведен отбор персонально Татьяной Зреловой. От Диалога там был Петя Квитек. Я так и не понял о чем там говорилось, кроме общих фраз. На этой  церемонии я подписал свою коробку с MS-DOS  у всех основных участников проекта, а также у Билла Гейтса и Кристиана Веделла. Эта коробка до сих пор стоит на видном месте у меня в офисе. После «Международной» была поездка Била Гейтса в МГУ, а затем в аэропорт. С МГУ получился казус. Когда на ВМК МГУ узнали, что к ним едет глава Microsoft, то они хотели присудить ему степень почетного доктора МГУ ([Николай Любовный]  Насколько я помню, этого хотел сам Билл и поставил это одним из условий своего приезда в СССР. Кажется Зреловы обещали всё это обеспечить.). Однако за 2 дня до события они вдруг узнали, что у Била Гейтса нет законченного высшего образования и срочно отказались от церемонии. По дороге в аэропорт  Билл сказал Коле Любовному, что мол нехорошо получилось, он уже всем в США сказал, что ему дают почетного доктора МГУ ([Николай Любовный]  Что-то я такого не припомню J)...  Бил Гейтс потом все-таки получил  почетную докторскую степень в Индии и в одной из арабских стран.

 

Russian PC Works

В конце ноября 1989 года мы практически полностью переключились на работу по Works. Произошли некоторые изменения и в составе команды, она стала больше по размеру. В это время дистрибуция Microsoft  (Диалог являлся в то время эксклюзивным дистрибутором Microsoft в СССР) переживала кризис. Ничего по плану сделано не было. Microsoft был страшно недоволен, поэтому, локализационная команда предложила небольшую помощь в этой работе. Коля Любовный, который был шефом локализации, одновременно возглавил отдел дистрибуции. Я начал издавать для отдела дистрибуции «Диалог-экспресс», где мы пытались печатать новости программирования, информацию о продуктах Microsoft, ругать конкурентов и т.п., но основное время у меня по прежнему занимала работа по локализации PC Works, где, я, практически, возглавил все работы, так как Коля Любовный практически все время отдавал дистрибуции.

Мы привлекли еще несколько человек к нашим работам, о Ирине Тарабицкой и Свете Львове я уже говорил. Была еще Оля (фамилию забыл), она стала помогать Диме Бондаренко с форматированием документации (практически, она отформатировала большинство страниц). В январе 1990, мы переманили из МГУ Катю Лажинцеву (ее переманивал Пит), которая очень помогла мне с глоссариями и переводом сообщений. В апреле, в поисках русских строковых шрифтов для PC Works, я познакомился с Федей Зубановым, шрифты мы у него тоже купили, но мы перетащили его из какого-то там ящика к нам в Диалог, где он вроде бы стал в начале выступать в качестве, технической поддержки отдела дистрибуции, но достаточно много помогал и нам в тестировании PC Works. С переводом документации тоже было просто, проведя стандартный MS тест, мы отдали перевод Саше Островскому, он также переводил и help-файлы. В начале 1990 года на полставки в наш отдел пришел американец Боб Клааф ([Николай Любовный]  Жена Боба - Вирджиния к тому времени уже работала в Диалоге. В какой отдел и в каком качестве пришёл Боб, я не помню. До этого он учился в аспирантуре в каком-то из московских ВУЗов), который в это же время проходил стажировку в каком-то московском вузе. Он говорил по-русски и помогал иногда с переводом особо сложных сообщений. В это же время в группу поддержки СП Диалог пришел Дима Москалев, который помог в тестировании Works.

Надо сказать, что денег в то время Диалог не считал, рублей было много. Зарплаты у нас были для того времени очень большие. Кроме того, программисты, если Диалог продавал их программы, имели процент с продаж. В итоге натекало очень неплохо. Диалог помогал с продуктовыми заказами, что для того времени (1989-1990) была огромнейшая помощь для наших семей. Кроме того, у нас был прекрасный бесплатный обед, регулярные походы в кооперативные рестораны с наезжающими иностранцами. С ноября 1989 года к нам также был приставлен микроавтобус Toyota, который возил нас на работу и домой. В общем, условия работы были прекрасные и в этом надо отдать должне руководству Диалога в то время: Петру и Татьяне Зреловым.

 Локализация Works проходила легче. Во-первых, в ней принимало участие больше народу, во-вторых, у нас уже был опыт: глоссарии и перевод дались гораздо легче, в-третьих, после ноябрьского штурма, мы старались ничего не запускать. Screen dump делались заранее, форматирование проходило сразу же, как был готов перевод. Builds мы получали регулярно, примерно раз в неделю. Microsoft был очень доволен, задавался вопрос, что мы хотим локализовать дальше.

В конце мая 1990 года, Пол приехал опять в Москву, где забрал с собой окончательный вариант документации, сообщений, фонтов.

4 июня 1990 года я улетел в США для окончательной доводки Russian PC Works. Диалог слишком поздно стал заказывать билеты, в результате, до Нью-Йорка я летел первым классом, так как никаких других билетов не было.

 

Окончание работ по Russian PC Works.

 После 23 часов полета, я прилетел в Сиэтл. Самолет прилетел с задержкой в 3 часа, но не по вине Аэрофлота, а по вине TWA. Голова шла кругом, я ничего не понимал. Во время полета  от Нью-Йорка до Сиэтла, на вопрос стюардессы «Что вы будете есть?», я ничего не мог ответить и только через пять минут, когда она по слогам проговорила слово chicken. Я ответил: «Yes, Yes.» . Три часа в аэропорту меня ждал Localization Program Manager Lorenzo Modanezzo, итальянец, который отвечал за многие версии локализованного PC Works, в том числе и за русский. Он держал плакат в руках с моей фамилией, так мы нашли друг друга.

 Поселили меня в гостинице Hilton в Беллвью, это так же как и Редмонд пригород Сиэтла. И от него до кампуса Microsoft очень близко. С поселением произошла небольшая проблема. В Хилтоне привыкли, что у каждого въезжающего есть кредитная карточка, и она является как бы залогом жильца. Ну, какая могла быть кредитная карточка у человека из СССР в 1990 году? Я ее в глаза-то увидел впервые у Пола Робсона. Lorenzo помог мне в этом, он дал корпоративную American Express и я въехал в номер. На следующий день я впервые поехал в кампус, где познакомился со всей командой International Product Group.

 Как и к Андрею ко мне был приставлен в качестве переводчика и помощника во всех делах Володя Ровинский . Нас поселили в 9-м здании в один офис. Офис был отключен от локальной сети. Наверное, боялись, что я там все покраду. Все три месяца, что я там сидел, к нам каждый день кто-нибудь приходил посмотреть на живого русского. Это было как в зоопарке, только в качестве тигра в клетке выступал я, а Володя Ровинский смотрелся, наверное, как укротитель. Русского языка естественно там никто не знал и мы не стеснялись в выражениях с Володей (все равно никто не понимает, а мы уже соскучились по живому русскому языку), и когда кто-нибудь приходил, и что-то нам говорил, можно было заметить: «А скажи ему, чтобы он шел на…», на что Володя переводил: ”We are too sorry, but we cannot do this right now…”. Вот так мы и жили. Большое участие в социальной жизни приняла Melissa Taarki(Meyer). Она показала очень много интересного в Америке.

 Сами работы не вызвали больших сложностей. Основные работы были: доведение драйверов принтеров и загружаемых шрифтов для этих принтеров, небольшие изменения во внутренних библиотеках Works для поддержки русской клавиатуры, окончательное тестирование. В середине июля для помощи в тестировании Russian Works, поначалу на временную позицию была принята жена Володи Ровинского – Светлана.

 Я выступал в основном как design engineer, пришлось писать код как на Си, так и Ассемблере. Через три года, когда я начал работать в Microsoft Works development team, я с радостью нашел, что большинство кода было сохранено и вставлено в американскую версию Works 3.0. Со стороны Microsoft инженерные функции выполнял индиец Deepak Amin. В конце июля 1990 я как-то зашел к нему в офис, он мне сказал, что полдня потратил на интервьюирование людей, желающих работать в Microsoft, но все они не обладают достаточной квалификацией, а вот такие как я, обладающие оной, не хотят работать в Microsoft. Я тут же задал вопрос: «Почему, он думает, что не хотят?»  На что он сказал, что если я действительно хочу здесь работать, то он поговорит с Mary Oksas – она возглавляла весь International Works в то время. Mary, действительно, пришла спустя несколько часов и переспросила:  «Действительно ли я хочу работать?». Естественно, я опять ответил, что хочу. Как я потом узнал, она подождала несколько дней до очередного прибытия Пола Робсона в Редмонд, говорила с ним, а потом послала мое резюме в Human Resource со своей и Дипака рекомендациями. Однако через несколько дней меня постигло очень большое разочарование, юристы сказали, что я работать в Америке не могу, что на работу в новых технологиях действуют ограничения КОКОМ и посему я не могу использовать 32-битный компьютер, локальные сети и кучу других вещей. Мое состояние было очень подавленное. Однако, через два дня до меня дошли слова Greg Tibbets, он в то время возглавлял Microsoft International Product Group (MS IPG), что Ирландия не член НАТО, соответственно, там нет ограничений КОКОМ (жизнь показала, что в этом он ошибался). Microsoft IPG только что (в феврале 1990) открыл там филиал и если я хочу, то могу работать там.  Осталось только получить согласие MS Ирландии, где меня никто не знал, визу и т.п. Короче, с середины августа, у меня появилась большая надежда поработать в Microsoft.

В Москве в это время происходили не совсем приятные события в отношениях между Microsoft и Диалог. Microsoft был недоволен, практически, нулевыми продажами. Многие, в том числе и в самом Диалоге, виновными в этом называли руководство Диалога, которое много говорило, но помощи группе дистрибуции оказывало мало. В конце июля, ответственным за продажи в СССР в Microsoft был назначен Dale Christensen. До этого он возглавлял все OEM отношения с IBM. Во время первого приезда в Москву он много говорил с Колей Любовным, рассматривал ситуацию с Диалогом. По согласованию с Дейлом, Коля Любовный в конце августа уволился из Диалога, для того чтобы начать работы по открытию офиса MS в СССР.

[Николай Любовный]  Всё было не совсем так, но это длинная история и как-нибудь расскажу её. Из Диалога я не уходил. Меня оттуда выперла Таня Зрелова

 

Краткая передышка в Москве.

Я вернулся в Москву 18 сентября 1990 года. Я уже знал, что буду работать в Microsoft, что надо только ждать когда будут согласованы все формальности. В двадцатых числах в Москву прибыл Пол Робсон и первый вопрос его был: «Что тебе сказал Грег Тибетс?» Я ему сказал о Ирландии, что очень его обрадовало. Как потом Пол мне рассказал, возникли сложности с финансовой стороной локализации. Диалог и Microsoft не сошлись, сколько надо было заплатить и как. Диалог хотел  «живые» деньги, а Microsoft предлагал локализованные продукты DOS и Works в качестве оплаты. Продав их, Диалог получил бы прибыль. Так как продажи были на нуле, и Диалог почти ничего не делал в этом направлении, то прибыль была не совсем ясная.

 Я,  Пол и Коля обсудили, что будет следующее в локализации. В это время начался взлет популярности Windows (в мае был выпущен Windows 3.0) и естественно очень хотелось русскую версию Windows. Microsoft также планировал выпустить MS-DOS 5.0 и желал иметь русскую версию. Все эти работы должны быть стать моими главными работами в Ирландии.

 2 октября состоялась презентация Russian PC Works. Презентация была не такая шумная, как DOS, но все равно достаточно пышная: в гостинице «Международная», с пивом и сосисками. На презентацию приехал из Редмонда Lorenzo Modanezzo. В это время я сказал всем в Диалоге, что получил приглашение от Microsoft и хочу работать там, что вызвало совершенно негативную реакцию руководства Диалога. Состоялось собрание группы с участием Т.Зреловой, где она назвала меня предателем и т.п. Честно говоря я не ожидал такого, я думал Диалог будет этим гордиться, но чтобы так… Потом многие с глазу на глаз мне говорили, что мне завидуют и если бы они имели такое же предложение, то сделали то же самое что и я.

 На следующий день после собрания я ушел в длинный отпуск. Я не был в отпуске 2 года и по правилам Диалога я мог гулять 2 месяца, что я и сделал. В это время Коля Любовный проводил много работ по офису Microsoft в Москве.  Он подбирал народ для этого, искал помещение. Большинство народа, которых хотел пригласить Коля, уже  было набрано им для группы дистрибуции Диалог. Полуофициальное собрание собралось у меня дома в конце октября, на котором Коля посвятил людей  в планы и предложил работать над этим. Большинство сразу согласилось, в этой группе были ([Николай Любовный]  Саша Берест, Лёша Леонтьев, Кирилл Красов, Женя (фамилию не помню – длинный такой парень)), Федя Зубанов и Катя Лаженцева. Отказались только Маша Гаврилова (она все равно перешла в Microsoft в 1996 году) и Иван Шестаков. Иван, в кнце концов, возглавил дистрибуцию в Диалоге и снова сдружился с Microsoft.

 Я гулял полтора месяца, дома у меня был компьютер, и я достаточно много времени уделял написанию своих программ, которые потом мне так помогли при работе в Ирландии. Я знал, что в русский Works 2.1 Microsoft хотел включить драйвер русской клавиатуры и видео драйвер, если пользователь не использовал Russian DOS. Поначалу предполагалось использовать драйвера Пети Квитека, но он оставался сильно лоялен Диалогу, и поэтому я написал свои. Оба драйвера представляли собой TSR программы, которые переустанавливали клавиатурные и видео прерывания. Петины драйверы были для меня образцом (в то время они были, на мой взгляд, лучшие в Союзе) и я пытался сделать не хуже. В некоторых абсолютно нестандартных видео режимах (типа 170х90 для некоторых VGA) мне так и не удалось достичь стабильности драйвера EVAfont, однако уже в первый день в Ирландии мне удалось заставить работать свой драйвер на MCGA, что драйвер Квитека не умел. Просто у Пита никогда не было этого устройства, а у меня была в Ирландии IBM PS/2 30. Клавиатурный драйвер мне удалось вместить в 618 байт, что было на 20 байт меньше Питевского, кроме того он поддерживал программный опрос состояния клавиатуры Русского DOS через прерывание 2fH. Объединенные драйверы в одну программу, которая также еще запускала Works.EXE, в русский Works 2.1 вошла под названием RWORKS.COM (а адаптация к языкам Восточной Европы получила название EEWORKS.COM).

 К середине ноября я получил документы из Ирландии. Я сразу же уволился из Диалога, где меня уже, впрочем, и не ждали из отпуска, и устроился в СП Параграф, где как договорился Дейл Крисченсен и Коля Любовный я должен «работать», что бы получить заграничный паспорт и поехать в «служебную командировку». Сейчас это все кажется смешным и невероятным, но время-то было советское - ноябрь 1990 года. СП Параграф начал мне делать паспорт и визу и начал это делать через… СП Диалог, куда я сам же и поехал со всеми анкетами. Слава богу, что программистский отдел и канцелярия СП Диалог находились в разных частях Москвы, Татьяна и Петр Зреловы находились в отъездах и в канцелярии не знали о моих взаимоотношениях со Зреловыми. В итоге меня спросили: «Это, что же ты уже перешел в Параграф?», на что мне, скромно потупив глаза, пришлось сказать «Да.» Официально да, моя трудовая книжка лежала в канцелярии СП Параграф и я (так же как и Коля Любовный) получал зарплату в 10 рублей (образца 1961 года) в месяц. Я, впрочем, ни разу ее не получил...

 Зная, что предстоит очень много работ по локализации в Ирландии, я понимал, что одному вытянуть все работы не будет никакой возможности, поэтому я поговорил со Светой Львовой и она дала согласие впоследствии приехать в Ирландию для работы над русскими проектами. Я также как-то, говорил с Питом Квитеком, но он ставил в то время на Диалог.

 

Русская кодовая страница для Windows

 В преддверии локализации Windows, встал вопрос о русской кодовой странице для Windows. СР 866 не подходила по многим причинам, прежде всего никакие символы псевдографики были не нужны, однако для многих программ DTP требовались типографские символы, которых не было в 866. 25 ноября в помещении СП Параграф прошло небольшое собрание заинтересованных людей, на нем присутствовали от Microsoft Dale Christensen, от Параграфа Степан Падчиков, Андрей Скалдин  и автор "Лексикона" Женя Веселов, от издательства «Юридическая Литература» Женя Нестеренко (он в то время начинал работать на русской версией Pagemaker), от СП Диалог Пит Квитек, Коля Любовный и я. Может кто-то на этом собрании был еще, но я уже не помню. Должны были присутствовать также Олег Перелет (который в это время уже сделал первый русификатор Windows) и Рустем Ахияров (который собирался наладить выпуск русификатора Перелета), но по каким-то там причинам они присутствовать не смогли. После небольшой дискуссии, почему нельзя использовать 866 страницу в Windows., народ согласился поставить все русские буквы в последние 4 колонки. Возникали вопросы о букве ‘я’ на месте FF, и о буквах ‘Ёё’, но решили оставить ‘я’ на своем последнем месте, а ‘Ёё’ как малоупотребимые поместить не по алфавиту. Через несколько дней я и Коля Любовный встретились с Рустемом и показали таблицу, которая была предложена на прошедшем совещании. У него был тот же самый вопрос, а почему нельзя использовать 866, пришлось опять читать небольшую лекцию. После этого у Рустема никаких замечаний больше не было. Хочу напомнить еще раз, таблица созданная 25 ноября включала только положение букв русского алфавита, а также букв украинского и белорусских языков, которые были в 866, ни о Ґ, ни о югославских буквах речь не шла. Все эти изменения были сделаны потом в Ирландии в начале 1991 года. Через несколько лет (уже в США) я узнал об «Открытом письме Рустема Ахиярова Билу Гейтсу», в котором он обвинил, что Microsoft «украл» у него 1251. Смешно, да и только…

В первых числах декабря, я получив, наконец-то, заграничный служебный паспорт с визой в Ирландию, поехал и купил за свои деньги билет до Ирландии. Прямого рейса в Дублин не было, и мне продали билет на рейс в Лиму, но который производит посадку в Шеноне. Причем кассир сначала сделала мне билет туда и обратно (так как у меня был служебный паспорт), на что я сказал, что я не знаю, когда и как я буду добираться обратно. Я добрался обратно только через 8 лет из Сиэтла…

 

Первые впечатления от Ирландии

15 декабря 1990 года я вылетел в «служебную» командировку. Выезд дался нелегко. Родина не отпускала. Сначала, поцеловав жену, пройдя таможню и помахав последний раз рукой я встал в длинную очередь для регистрации багажа. Мой багаж имел лишних 3 кг и я должен был заплатить 30 рублей за каждый лишний кг или $40 за тот же кг. Так как простому человеку разрешалось вывезти только 30 рублей с собой, то мне нужно было заплатить еще $80 (1990 год официальный курс $1 = 0.68 рубля, советская валюта самая крепкая в мире). Так как у меня с собой было всего $100, то родная страна раздела меня на прощание. Потом еще, вылет самолета задержали на 16 часов и все это время мы проторчали внутри аэропорта, так как все уже прошли пограничный контроль. Слава богу, там был телефон, часов через 12 сидения я позвонил домой, на что мне обрадовано сказали, о том как хорошо слышно меня из Ирландии, на что я заметил, что я еще в Москве.  И все это время меня ждал человек (Terry Farrel) в Шеноне, который должен был довезти меня до Дублина. В результате самолет с 16 часовым опозданием все-таки взлетел, но опять же вместо Шенона (где аэропорт был уже закрыт) приземлился прямо в Дублине, где меня никто не встречал.

 У меня был телефон человека из MS Ireland, и в 3 часа ночи, ничего не соображая, я им воспользовался и хотя бы выяснил в какую гостиницу мне ехать. За счет Аэрофлота, я на такси добрался до этой гостиницы, где и упал как убитый. На следующий день (в воскресенье) ко мне в гостиницу приехал Engineering manager Tony Burke. Мы с ним пообедали, я как смог рассказал ему о своих приключениях и он выдал мне 200 ирландских фунтов, что бы я не умер поначалу с голоду. На следующий день с утра он заехал за мной в гостиницу и отвез в Microsoft

Я тут же сказал что для окончания Russian Works 2.1 мне нужен адаптер MCGA, что я тут же и получил (кому нужна была в конце 1990 года машина с 8088 процессором и 512 Кб памяти?) В течения полудня я исправил свой видео драйвер для работы на этом видеоадаптере, чем сразу сразил Tony Burke. В 3 часа дня ко мне пришел человек (к сожалению, не помню его имя), он представился как Human Resource Manager, он задал мне несколько вопросов, которые я не все понял. Он сказал, что они меня берут на работу с окладом в 22000 фунтов в год. На это я тут же согласился (теперь жалею, надо было поторговаться). Самое интересное оказалось потом, все в Ирландии думали, что пройдя интервью (я даже тогда и не знал, что это было интервью) я уеду на праздники обратно в Москву, так как в Ирландии с 20 декабря по 1 января никто не работает. На что мне пришлось заметить, что если я вернусь в Москву, то все операции с паспортом и визой мне придется начать сначала и это займет еще месяца два. Так мне пришлось куковать в гостинице 2 недели. Tony Burke отдал мне свой laptop (это было чудо техники для того времени: 386/20, 2Mb RAM и 40 Mb HD). Я поставил на него Win 3.0, SDK и DDK  (все вместилось на 40 Mb и еще осталось место для разработки!) и  все эти две недели клепал в гостинице русификацию Windows 3.0. Я сделал все растровые фонты и написал первую версию драйвера клавиатуры. 2 января я показывал всем первый русский текст в Windows 3.0, чем еще более потряс местную ирландскую публику.

 

1251, 1250, 1252, 1253

После Нового Года главными проблемами стали кодовые страницы для Windows для восточноевропейских стран. Так как фонты и клавиатура у меня уже были, то я сделал небольшую Excel табличку, которая показывала символы. Эта табличка пересылалась по факсу и email (вместе с фонтом) заинтересованным лицам. Одновременно шла работа над восточноевропейской (Latin II), русской (Cyrillic), турецкой и греческой. С турецкой и греческой все было просто - обе поддерживали только по одному языку, а вот с кириллицей и Latin II было достаточно много проблем.

Положение русских букв не менялось с тех позиций о чем договорились в Москве, однако были добавлены все буквы кириллицы используемые на Украине (в том числе и знаменитая ‘Ґ'), Белоруссии, и тогда еще не разделенной кирилистической части Югославии. Причем их положение несколько раз пересматривалось, учитывалось очень много других условий, таких как  совместимость с существующими Windows программами – прежде всего WinWord, Excel и PageMaker, национальные особенности и т.п. Например, достаточно долго сохранялся символ фунта ‘?', но в конце концов им пришлось пожертвовать, не было свободного места для югославской ‘J’. использовать английский аналог было нельзя – совершенно другая буква и другое Unicode значение. Это тоже самое, что в русском языке использовать английскую ‘A’. Пришлось ирландцам скрепя сердцем согласиться с удалением этого символа (да и мне тоже, например трудности с отправкой из Ирландии финансового отчета домой увеличились, ну, не писать же J50, вместо ?50).

  Аналогичные проблемы были также и с Latin II, которая должна была удовлетворять всем восточноевропейским языкам.  Только там было еще сложнее, так как языков больше. У меня до сих пор хранятся факсы начала 1991 года из разных стран Восточной Европы, где были приведены все национальные буквы того или иного восточноевропейского языка. В конце концов, пришлось удалить все буквы стран Балтии, и через несколько лет регистрировать отдельную страницу для Прибалтики (1256). В феврале 1991 года, я сделал описание предполагаемых страниц для Восточной Европы, России, Греции и Турции в Unicode (тогда еще только обсуждаемого стандарта). Кроме того, я изготовил bitmaps для всех этих кодовых страниц, которые и были зарегистрированы. (Потом эти bitmap без изменений были опубликованы в книге Development International Software, выпущенной Microsoft Press). Регистрацию в мае 1991 провел с IBM Asmus Freitag. Вот список лиц в Microsoft кто принимал активное участие в создание кодовых страниц для России и Восточной Европы: Tony Burke, Franz Rau, Asmus Freitag, Michael Sugniard, Olgierd Swida, Paul Robson, Martin Dubesh, Martin Rajnish, Yuri Starikov.

 

Russian DOS 5.0

Одним из первых моих проектов в Ирландии стал Russian MS-DOS 5.0. В  феврале 1991 Microsoft выпустил MS-DOS версии 5.0 и еще до моего приезда в Ирландию встал вопрос о русской версии. Program Manager для Russian MS-DOS 5.0 была Breeda Deegan, хотя много помощи во многих организационных вопросах было и от Tony Burke.

Вопрос с визой для Светланы Львовой решался долго и Microsoft нанял русскою даму, которая в это время оказалась в Ирландии, но она совершенно ничего не понимала в компьютерах. Она до этого преподавала русский язык иностранцам, которые поступали в Университет Дружбы Народов, но от компьютеров была очень далека. Цель ее поездки в Ирландию был выход замуж, но эта цель срывалась (в конце концов, она совсем сорвалась и в июле 1991 она отбыла в Москву). Microsoft в это время в Ирландии дал объявление, что ищет переводчика с английского на русский, и она была единственная кто откликнулся на это объявление. Я пришел в ужас, когда прочитал ее первый перевод документации, причем это были главы, аналогичные которым уже были в ДОС 4.01. Пришлось ей дать наши глоссарии из ДОС 4.01 и Works, документацию на английском и русском по этим продуктам, чтобы она хотя бы не переводила слово file как «ряд». Мне пришлось полностью переделывать все, что она там «переводила». Мне даже пришлось усадить ее за другой компьютер в своем офисе, чтобы она спрашивала сразу, что ей непонятно (а ей было непонятно 90% текста), до того как она впечатает текст. Слава богу, что она хоть владела клавиатурой пишущей машинки и хоть в этом ее не пришлось учить.

Проку от нее было мало, но уволить работника, в Ирландии крайне сложно и в марте Microsoft нашел еще одного человека для помощи. Им стал Игорь Климчук. Он сам из Киева, окончил в Москве один из радиотехнических вузов, но как очень многие тогда, работал не по специальности, а  в Moscow Duty Free Shop. Он приехал в Ирландию по приглашению одного из своих знакомых по Duty Free Shop и как многие начал искать возможность остаться с работой на Западе. Он также пришел по объявлению в Microsoft и после интервью его взяли на работу в Microsoft Ireland, где он до сих пор и работает. Его приход кардинально улучшил ситуацию. Он закончил технический ВУЗ, работал на PC до прихода в Microsoft и поэтому его помощь была значительной в этом проекте. Через год в Русском Windows он уже был главным локализатором.

Моя должность в Ирландии была не локализационная, я был Software Design Engineer и отвечал за разработку software. Основным моим направлением был software для стран Восточной Европы и СССР. DOS 5.0 имела много отличий от DOS 4.01, она имела некоторые новые утилиты, включала новый Shell, QBASIC и полноэкранный редактор текстов Edit. Кроме того, такая важная утилита как Keyb.COM (драйвер клавиатуры) была полностью переписана с изменением архитектуры программы. Поэтому, к сожалению, изменения, которые были сделаны для Russian DOS 4.01, использовать было нельзя и мне пришлось все делать заново. Я затратил на Keyb.com достаточно много времени, но результатом я горжусь до сих пор. Через два года Keyb.com из русского DOS практически без изменений (за исключением исправления мелких ошибок) был включен сначала в US версию MS-DOS 6.0, а затем в NT 3.1 под названием KB16.COM (где она продолжает существовать без изменений во всех версиях NT, включая XP). Эта же программа включена и во все версии Win 9x.

Microsoft хотел включить в Russian MS-DOS 5.0 поддержку всех стран Восточной Европы.  В то время русский язык там знало народу не меньше чем английский. К тому же, хотя и US DOS 5.0 включала поддержку 852 страницы, но фонт имел два неправильных символа, и клавиатурные драйверы также не выдерживали критики. Все это было исправлено в Russian Dos 5.0.

К счастью, Microsoft включил в US DOS 5.0 все изменения Пита Квитека в Display.sys для Russian Dos 4.01 и никаких проблем здесь не было, за исключением того что файл EGA.CPI имел ограничение на размер и для того чтобы включить все страницы, поддерживаемые Russian MS-DOS 5.0, я добавил EGA2.CPI. Этот файл имел поддержку 866, 855 (этого так хотел IBM), а также… 1251.

Самой большой проблемой для Russian MS-DOS 4.01 была проблема поддержки принтеров. Ее не было вообще, и пользователь должен был ее решать сам. Для Russian DOS 5.0 я написал новый драйвер MSPRINT.SYS, который загружал фонт для 9 игольчатых матричных принтеров, тогда самых популярных. К сожалению, этот драйвер не ждала такая долгая жизнь как Keyb.com, через 3-4 года принтеры, для которых был написан MSPRINT.SYS вымерли как класс, и драйвер стал никому не нужен.

Во многие локализованные версии MS-DOS 5.0 не включался QBASIC и Еdit, однако мы решили, что Русский DOS должен иметь  эту программу. Мне удалось найти и исправить небольшую проблему в QBASIC, которая не позволяла использовать имена файлов и каталогов с национальными символами. В июне 1991 года мне пришлось замещать некоторое время Terry Farrel, который отвечал за западноевропейские версии и выпускать Sweden MS-DOS 5.01, видя кучу аналогичных проблем, что я имел с Russian DOS, я включил туда части из Russian DOS 5.0: Setup, QBASIC, Keyb.com, Edit.com. Как я слышал, Швеция была очень довольна MS-DOS 5.0.

 DOS 5.0 был моим первым проектом внутри Microsoft, я понял насколько легче делаются все вещи, когда имеешь неограниченный доступ к «первоисточнику», аппаратным ресурсам для тестирования (только printer lab в Ирландии тогда имела более 200 принтеров), когда над проектом работает team, в которой каждый знает свои функции.

 В конце апреля в Ирландию, наконец-то приехала Светлана Львова. Которая и выполнила основную работу по форматированию и proof-read документации. Кстати, я написал для нее целую дополнительную главу о переключении кодовых страниц, которой не было в US MS-DOS manual.

К сожалению, у Светланы остался в Москве ребенок, а также человек за которого она хотела выйти замуж. После постоянных метаний, длительных звонков в Москву, дорогостоящих полетов на несколько дней туда/обратно, она решила практически сразу по окончанию Russian DOS вернуться в Москву. К счастью, к этому времени Игорь Климчук полностью вошел в курс дела, освоил все премудрости Worda и отъезд Светланы не сильно сказался на дальнейшей работе, тем более что локализация  Russian Windows 3.1только-только начиналась.

 

AlphabetPlus, EE Works

В конце марта 1991 года, когда в результате работ над Russian DOS 5.0 появилась наконец-то и правильная поддержка клавиатур и фонтов других стран Восточной Европы, Пол Робсон в Германии пробил финансирование и поддержку двух продуктов специально для Восточной Европы: East Europe PC Works 2.0 и AlphabetPlus. Понятие Восточная Европа тогда для Microsoft включало: Чехословакию, Польшу, Венгрию, Югославию (тогда это была одна страна), Румынию и Болгарию (я привел этот список в порядке приоритетов MS того времени, наивысший приоритет имели первые три страны). PC Works тогда была самая продаваемая программа Microsoft, поэтому возникла идея продавать международную версию с драйверами клавиатуры, дисплея и принтера для стран Восточной Европы.

AlphabetPlus – это что-то подобное программе Beta Антона Чижова – набор драйверов клавиатуры, дисплея и принтеров для популярных MS applications for MS-DOS.  Идея заключалась в следующем: что если у пользователя есть MS-DOS начиная с 3.3, то тогда купив AlphabetPlus, у него появиться полная поддержка его страны. Пакет содержал Display.Sys, Keyb.COM, Keyboard.Sys, MSPrint.Sys, Country.Sys для MS-DOS 3.3x, 4.01, 5.0. Все эти программы были взяты из Russian DOS 5.0 и скомпилированы для указанных версий с английскими сообщениями. Кроме того, была написана очень маленькая программа alph.exe, которая упрощала переключение кодовых страниц. Setup осуществлял правильную модификацию Autoexec.bat и Config.sys.

 EE Works включал в себя международную версию PC Works, но с включением всех исправлений и добавлений из русской версии. Кроме того он включал EEWorks.COM, который был модифицированной версией RWORKS.COM, но поддерживал 2 кодовых страницы (852 –Latin 2 и 855 – для Югославии)  и 7 различных клавиатур (чешскую, словацкую, польскую, венгерскую, румынскую, югославскую Latin и югославскую Cyrillic).  Хотя этот монстр и был размером в 30 Kb, но загружал в память не больше 8 Кб (основное место занимал фонт). Кроме того, было написано огромное количество принтерных драйверов для использования восточноевропейских шрифтов. Все драйверы были написаны в основном новой принтерной группой в MS Ireland возглавляемая Norman Hesley, которая была создана специально для поддержки моделей принтеров, выпускаемых для Европы. Им много помогали Markus Kraus из Германии и Martin Rajnish, который прибыл в Ирландию как localizer для Чехии, но в действительности это был очень квалифицированный инженер. Вся поддержка принтеров PostScript в этих программах его рук дело.

 Пол Робсон написал документацию для AlphabetPlus, которая была переведена на 7 языков. К сожалению, он написал ее слишком рано, поэтому пакет имел большой Readme файл, который я написал на русском, а затем он был «локализован» на английский. В результате AlphabetPlus имел два readme: readme.eng и readme.rus. Program Manager для AphabetPlus и EE Works был Andreas Tream, в последствии он сыграет огромнейшую роль, как program manager для всех восточноевропейских версий Windows 3.1x и PanEuro Win95. Сейчас он директор локализации в Ирландии и отвечает за все европейские версии IE и MSN (дополнение апреля 2005 - ушел из Microsoft  вноябре 2004).

 AlphabetPlus стал первым (и пока единственным) коммерческим продуктом Microsоft, полностью разработанным в Европе. Он никогда не продавался в Штатах и до сих пор люди удивляются когда входят ко мне в офис и видят коробку AlphabetPlus на полке. Приходится мне рассказывать всю историю. За работы над AlphabetPlus и EE Works, я был премирован поездкой в Германию на MS Germany Christmas Party рейсом в первом классе. В Германии встретился с Колей Любовным и многими другими друзьями из Microsoft Germany, знакомых еще с работ в Диалоге.

 

Windows for Central and Eastern Europe (CEE Windows)

 В мае 1990 года был выпущен MS Windows 3.0 – началась эра Windows. После моего прибытия в Ирландию, сразу ставился вопрос о Russian и Central and East Europe Windows, однако приоритеты были смещены на Russian Dos 5.0, AlphabetPlus и EE Works. В Windows 3.0 была затруднена шрифтовая поддержка языков стран Восточной Европы, так как в нем отсутствовали шрифты типа TrueType. Поэтому было принято решение локализовать Windows 3.1, выпуск которого планировался на 1992 год. Кроме того, было решено создать специальную международную версию для стран Центральной и Восточной Европы и затем локализовать ее для этих стран. Она имела официальное название Windows FortCentral and Eastern Europe, хотя и включала поддержку также и всех стран Западной Европы. С Windows 95, эта версия называется короче: PanEuro Windows, а с Windows 98, PanEuro Windows превратился в «стандартный» US Windows.

 Работа над CEE Windows была самой запомнившейся из работы в Ирландии. Мне пришлось делать все: битмап, векторные и TrueType фонты, language DLLs, конверторы и многое многое другое. Все TrueType фонты для Win3.1 для Microsoft должна была сделать фирма Monotype, однако русские шрифты были недоступны очень долго и многие уже начали беспокоиться, что они вообще не будут сделаны вовремя, и мне пришлось сделать свои TrueType шрифты. Они были сделаны на Mac с помощью программы Fontografer – единственная в то время (1991-1992 год), которая поддерживала TrueType формат. В конце концов, Monotype купил шрифты у Параграфа, но все бета Russian Windows и CEE Windows выходили с моими TrueType шрифтами и даже использовались для печати книг Microsoft Press.

 

Russian spies

 Как я уже говорил, я занимался только software для английской версии CEE Windows, которая затем локализовалась на русский, чешский, польский и венгерский. Локализацию русской версии проводил Игорь Климчук, перевод документации и глоссарии был сделан в Москве Катей Лаженцевой, Федей Зубановым и другими тогда еще сотрудниками «Роспрограмимпорта (RPI)». С проверкой орфографии текста сообщений помогла моя жена – Марина. Локализацией польской версии занималась Eva Orlovsky, венгерской Gabor Varga, чешской – Martin Rajnish.

 Весь этот интернациональный коллектив прибыл в Ирландию в середине 1991 года и сразу включился в работу вначале над AlphabetPlus и EE Works, а затем и Windows. Этот интернациональный коллектив достаточно быстро сдружился, хотя в начале были некоторые трения – немногие в Восточной Европе в то время любили русских. Однако поговорив и поработав вместе (а главное выпив вместе ирландского пива) быстро понимали, что проблема СССР и Восточной Европы – это не проблема между людьми. Что ставить знак равенства между СССР и русскими – большая ошибка. Яркий пример тому был Мартин Райнеш из Чехии. Когда он приехал он сразу сказал ирландцам как он ненавидит русских за 1968 год и первые дни наши отношения были прохладными. Однако когда он увидел, как все прекрасно работает с чешским языком в AlphabetPlus и прототипе Windows 3.0, его отношения к русским начали меняться. У него, также как и у меня, поначалу были проблемы с английским языком. В школе его заставляли учить русский, а не английский. Пришлось Мартину вспоминать школьный курс.. Как я уже говорил он был прекрасный инженер-программист и мы быстро сдружились, много проводили времени вместе, объездили много интересных мест в Ирландии.

 Была еще одна причина связывания и спаивания восточноевропейского коллектива: все имели «spy status». В то время еще действовали KOKOM ограничения на работу восточноевропейских граждан в high-tech. В результате все мы не имели доступа в главную сеть Microsoft. Вообще говоря, это достаточно сильно затрудняло мою работу в Microsoft. Например, е-мail мы могли читать только в Xenix, подсоединяясь к Xenix машине через программу Terminal. Уже в 1991 году Xenix mail выглядел архаично. Это недовольство e-mail программами, наверное, и привело меня через пять лет к участию в непосредственной разработке одной из самых популярных программ электронной почты. 

 Все восточноевропейские работники были подключены к одному только серверу \\boris1. Почему он был так назван я не понял, то ли в честь Годунова (тогда в Дублине шла опера «Борис Годунов»), то ли в честь Ельцина. Этот сервер имел две сетевые карты: одна обслуживала восточноевропейский состав, другая весь остальной Microsoft. В результате, файлы могли быть скопированы на наш сервер или с нашего сервера  любым человеком в MS, а восточноевропейские товарищи имели доступ только к этому серверу. Но когда появилась первая версия Sparta (Windows For Workgroups) и обычный компьютер мог быть превращен в сервер без длительной установки NetWare или Lan Manager, я быстро сообразил, что если создать сервер на восточноевропейском участке сети, то он будет виден только для нас. Немедленно появился сервер с именем \\shtirlitz. Все восточноевропейские люди знали кто такой Штирлиц и были очень довольны этой шуткой. В результате все screen dumps о работе с локальной сетью  в документации на Windows были сделаны с этого сервера. И в книги по польской, чешской, венгерской и русской версии Windows вошел сервер \\shtirlitz.

 

Изменения в CEE Windows

Все восточноевропейские Windows имели несколько дополнительных программ, которые не входили в US Windows 3.1. Самая известная и популярная была KbdView.Exe для просмотра раскладки клавиатуры. Я имел несколько восторженных отзывов об этой программе от пользователей из разных стран. Интересный и курьезный случай произошел после Windows 95: Эта программа так понравилась в Греции (она входила и в греческий Windows 3.1), что когда решался вопрос о переходе государственных учреждений Греции на Windows95, правительство этой страны специально потребовало включение KbdView.Exe в греческий Windows 95. Перед выходом  Windows 95, я переписал программу как для поддержки Unicode, так и 8 битных символов. Программа стала первой (насколько мне известно) работающая как в Unicode (на Unicode системах типа NT), так и 8-битном окружении (Win95). Она была использована в одной из MS презентаций на Unicode конференции в 1995 году. Несколько раз программу пытались ввести в состав Office как Visual keyboard, но всякий раз это feature вырезали в последнюю минуту.

 Клавиатурные проблемы были одними из главных в работе над CEE Windows. Я написал программу генерации клавиатурных драйверов. Надо было просто поставить буковки на нужные места и задать deadkeys (если они используется в клавиатуре). Программа могла генерировать исходный текст клавиатурных драйверов для Windows 3.x, NT и MS-DO|S. Она была показана Билу Гейтсу во время его визита в Ирландию и вызвала его интерес. В результате в последствии программу развивало (на добровольной основе – это никогда не было «официальным» проектом в MS) еще несколько человек, которые в MS занимались клавиатурными драйверами: Ian James (NT), John Hinks (MS-DOS). В NT даже рассматривался вопрос о переходе с .DLL файла на формат файла этой программы (.kdf). Win95 KBD файл формат во многом повторяет .KDF.

 Для CEE Windows был также переписан Keyboard.DRV для поддержки двух клавиатур одновременно (русский/английский). Добавлены несколько новых параметров в [keyboard] секцию файла system.ini и т.п. Для переключения клавиатур были добавлены все способы переключения из  Russian MS DOS. Кроме того, была написана маленькая программка Ruslat.exe. для показа режима клавиатуры и переключения режима с помощью мыши. Две небольших курьезных историй с этой программкой: программа называлась RUSLAT.EXE (Русский/Латинский), а показывала состояния как Pri(mary)/Sec(ondary). Вторая курьезная история: это переключатель «/U», который позволял держать программу «always on top». К сожалению, описание этого ключа не попало ни в документацию, ни в README файл. (Забыли! Игорь Климчук вспомнил об этом, когда все уже ушло в производство.) Описание этого ключа я отправил в Москву Феде Зубанову, и тот поместил это как undocumented feature в одной из русских онлайн конференций. В результате через год я читал в одном из русских журналов по поводу секретов Windows «...ну а как поместить программу ruslat.exe всегда наверху все уже знают...»   

 Успех клавиатурного драйвера  был большой: он был включен также в специальный пакет для правительства Канады, которое потребовало включение специальных средств для подготовки документов одновременно на двух языках: английском и французском. Microsoft очень просто  решил эту проблему, создав отдельный пакет, куда включил все клавиатурные части из CEE Windows.

 Большинство идей из CEE Windows на новом уровне было воплощено в стандартном Win95: несколько раскладок клавиатур одновременно, показ режима клавиатуры и возможность переключения с помощью мыши и т.п. Хотя конечно, пришлось за это и заплатить: начиная с Win95 переключением раскладок клавиатуры занимается USER, а не клавиатурный драйвер. В результате нет ограничений на количество раскладок установленных одновременно в системе, но переключение раскладки по клавише Right Ctrl или LeftShift+RightShift как было в Russian DOS и Win3.x стало невозможным в Win95.

 Одной из больших проблем были также language DLL. В этих программах содержатся правила сортировки и форматы данных для каждого языка. В большинстве восточноевропейских языков сочетания двух или трех букв рассматриваются как ОДНА буква при сортировке. С помощью локалайзеров все такие сочетания были выявлены. Летом 1992 года я был в Редмонде и рассказывал обо всех проблемах с language DLL в группе, которая занималась Windows NT. Я рассказал о проблемах польского, чешского языков и перешел к венгерскому и тут одна из присутствующих (кстати, лингвист по специальности с докторской степенью) спрашивает, сколько же языков я знаю, на что мне пришлось ответить, что только русский и немного английский, если не считать языков программирования.

 Для того чтобы решить проблему преобразования текстовых файлов из различных национальных кодировок символов в кодировку Windows, к добавлению к стандартному oemansi.bin файлу был написан специальный расширитель для File Manager, с помощью которого можно было преобразовывать текстовые файлы и документы в формате RTF. Этот расширитель был популярен в Восточной Европе, но ко времени Windows 95, нужда в нем отпала, так как большинство людей пользовалось уже стандартными кодировками.

 Всего в англоязычной версии CEE Windows, было изменено или добавлено более 430 исходных файлов. Некоторые исправления сразу вошли  в US версию, например Windows 3.1 DDE не позволял передавать строки с расширенными символами, все потому что DDE использовал тип char, а не unsigned char. В результате, Windows Setup не позволял создавать группы с русскими буквами. Таких ляпсусов было очень много.

 CEE Windows еще не был выпущен, однако внутри Microsoft он уже использовался. Вся документация была подготовлена в WinWord и с использованием Beta версий CEE Windows. Microsoft Press выпустил в 1992 году глоссарии компьютерной терминологии для большинства европейских языков (включая, русский, чешский, польский и венгерский) за два месяца до официального выхода CEE Windows. Естественно, вся книга была набрана в WinWord и для восточноевропейских языков использовался CEE Windows.

 

Окончание моей работы в International Product Group.

В мае 1992 года Ирландию посетил Development Manager Microsoft International System Product Group из Редмонда David Wilcox. Напомню, что Microsoft Ирландии считался филиалом этой группы. Он возглавлял все работы над международными версиями операционных систем. В Ирландии ему показали все наши достижения над CEE Windows. Насколько я понял, они его поразили. Он задал вопрос, а почему я не работаю в Редмонде и хочу ли я там работать. Пришлось рассказать о КОКОМ ограничениях.

После возвращения в Редмонд, Давид запросил Microsoft адвокатов об этой проблеме и просил сообщать ему об изменениях в этой области. Они не заставили себя ждать, в конце июня президент Буш (старший) подписал указ о снятии ограничений КОКОМ с восточноевропейских стран, включая Россию. Это сообщение пришло в Ирландию перед самым американским Днем Независимости, когда вся Америка отдыхала 4 дня. До получения разъяснений из США, ирландское начальство боялось снять с восточноевропейской группы spy status и ничего нам не говорило. Однако это сообщение и поздравления мне прислали друзья из Германии, и нам все стало известно.

 Спустя несколько дней я получил приглашение из Редмонд приехать на интервью на позицию Development Lead в IPG System. В начале августа я туда приехал, проинтервьюрился, встретился со многими старыми знакомыми, новыми друзьями, с которыми был знаком только по email. Меня также пригласили на работу в Windows group, которая только-только начинало работу над Chicago (Windows 95). Я все-таки выбрал IPG System и вернулся в Ирландию.

 В конце августа Microsoft начал работу над моей H-1B визой, которая дает право на работу в США. Microsoft никогда до этого не делал такую визу для советских граждан и я был первым подопытным кроликом. Поэтому ожидание визы затянулось на 3 долгих месяца.

 А в это время в Редмонде прошли крупные организационные изменения. IPG был упразднена и вся локализация перешла в ведение конкретных групп, занимающаяся той или иной операционной системой (тогда у Microsoft их было 3: MS-DOS, Windows и NT). Мне предложили работу в Windows NT, причем не имеющую никакого отношения к локализация.

 В середине ноября в Ирландию приехал Боб Клааф с Richard Hevron, который сменил Дэйла Крисченсена на посту ответственного за Россию в Microsoft. Боб и Ричард тогда организовывали Microsoft представительство в Москве и приехали в Ирландию обсудить перспективы локализации для России. Заодно, Боб предложил мне вернуться в Москву и возглавить всю техническую часть нового представительства. Я отказался, сказав, что хочу поработать в США.

 Мне прислали -email из Редмонда, что Microsoft получил для меня H-1B визу и мы немедленно, начали собираться в Штаты: продавать автомобиль, электронику (в Штатах другой стандарт) и прочими приятными и волнующими вещами.

 В двадцатых числах я получил пакет из Редмонда, где были все бумаги для моей визы. Окрыленный, я двинул в консульство США в Дублине и сдал все документы. Мне сказали прийти завтра. На следующий день мне сказали, что я должен поговорить с консулом, прождав часа 2, меня подозвали к окошку. Женщина, поговорив со мной минут пять сказала, что она убедилась, что все что написано в документах правда и они позвонят мне недель через 8. На мое удивленное лицо она сказало, что такие правила, что она должна запросить госдепартамент, что она впервые видит русского, который получает H-1B, да еще в Ирландии.

 Это был страшный удар для нас. Мы уже договорились с хозяином нашего дома,  с дилером, чтобы продать автомобиль, сын уже попрощался со всеми в школе. И тут тебе задержка  почти на 2 месяца! В расстроенных чувствах я послал e-mail адвокатам в Редмонд. Это было в понедельник. В четверг я получил e-mail из Редмонд, что по некоторым данным мой вопрос уже рассматривался в госдепартаменте. На следующий день мне позвонили из консульства США и сказали, что моя виза готова. Так вместо 8 недель, наша задержка оказалась 4 дня!

 Опять закрутилась отъездная карусель и 3 декабря мы садились в самолет, следующий по маршруту Дублин – Шеннон – Атланта, откуда мы летели в Сиэтл.

 А потом были Windows NT 3.1, Microsoft Works 3.0, 4.0, 5.0. Windows ME, 2000, XP, Outlook Express, Internet Explorer, MSN Explorer и многое-многое другое, но это уже совсем другая история...

 

Иллюстрации

 

Pict 1: Стоят (слева –направо): Юрий Стариков, Петр Квитек, Пол Робсон, Бил Гейтс, Николай Любовный, Дмитрий Бондаренко, Андрей Давыдов

 

Pict 2: Торжества в «Диалоге» (Петр Квитек, Андрей Давыдов, Дмитрий Бондаренко, Юрий Стариков)

 

Pict 3: Пресс конференция 12 апреля в гостинице «Международная»

 

 

Pict 4: Локалайзер для Russian Windows 3.1 Игорь Климчук

 

Pict 5: Главный инженер локализованных версий MS-DOS в Редмонде – Йохан Сундстрем

 

Pict 6: Microsoft GmbH team после возвращения из Москвы с презентации Russian MS-DOS 4.01. Второй слева Olgierd Swida

Pict 7. Russian PC Works 2.0 team в Редмонде. 15 лет Microsoft party. Слева направо: Мелисса Таарки, Бил Гейтс, Владимир Ровинский, Светлана Ровинская, Юрий Стариков.

Список имен:

Amin, Deepak.................................................................................................................................................................. 12

Burke, Tony............................................................................................................................................................... 15, 16

Butler, Jeremy.................................................................................................................................................................... 4

Christensen, Dale............................................................................................................................................... 12, 13, 14

Clough, Robert.......................................................................................................................................................... 10, 22

Deegan, Breeda............................................................................................................................................................... 16

Dubesh, Martin............................................................................................................................................................... 16

Farrel, Terry............................................................................................................................................................... 15, 17

Freitag, Asmus................................................................................................................................................................ 16

Gates, Bill..................................................................................................................................................... 3, 9, 10, 14, 20

Hesley, Norman.............................................................................................................................................................. 18

Hevron, Richard.............................................................................................................................................................. 22

Hinks, John...................................................................................................................................................................... 20

James, Ian........................................................................................................................................................................ 20

Kraus, Markus................................................................................................................................................................ 18

Modanezzo, Lorenzo................................................................................................................................................ 11, 13

Oksas, Mary.................................................................................................................................................................... 12

Orlovsky, Eva.................................................................................................................................................................. 19

Rajnish, Martin................................................................................................................................................... 16, 18, 19

Rau, Franz................................................................................................................................................................ 6, 9, 16

Robson, Paul................................................................................................................. 4, 5, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 16, 18

Sugniard, Michele...................................................................................................................................................... 7, 16

Swida, Olgierd................................................................................................................................................................. 16

Taarki(Meyer), Melissa................................................................................................................................................. 12

Tibbets, Greg................................................................................................................................................................... 12

Tream, Andreas.............................................................................................................................................................. 18

Varga, Gabor.................................................................................................................................................................... 19

Wedell, Christian.............................................................................................................................................................. 4

Wilcox, David.................................................................................................................................................................. 21

Ахияров, Рустем................................................................................................................................................... 4, 5, 14

Бондаренко, Дмитрий.......................................................................................................................................... 4, 8, 10

Давыдов, Андрей.................................................................................................................................................... 4, 5, 8

Зрелов, Петр......................................................................................................................................................... 4, 11, 13

Зрелова, Татьяна........................................................................................................................................... 4, 10, 11, 13

Зубанов, Федор........................................................................................................................................... 10, 13, 19, 20

Квитек, Петр................................................................................................................................. 5, 6, 8, 9, 10, 13, 14, 17

Климчук, Игорь........................................................................................................................................... 16, 17, 19, 20

Лаженцева, Екатерина..................................................................................................................................... 10, 13, 19

Львова, Светлана..................................................................................................................................... 8, 10, 14, 16, 17

Любовный, Николай........................................................................................................ 4, 5, 6, 8, 9, 10, 12, 13, 14, 18

Нестеренко, Евгений.................................................................................................................................................... 14

Островский, Александр............................................................................................................................................... 10

Падчиков, Степан.......................................................................................................................................................... 14

Перелет, Олег................................................................................................................................................................. 14

Ровинская (Старостенкова), Светлана...................................................................................................................... 12

Ровинский, Владимир........................................................................................................................................ 8, 11, 12

Саух, Николай.......................................................................................................................................................... 4, 5, 7

Скалдин, Андрей....................................................................................................................................................... 7, 14

Тарабицкая, Ирина................................................................................................................................................... 8, 10

Чижов, Антон.............................................................................................................................................................. 4, 5

Шишковский.................................................................................................................................................................... 5


Для всех вопросов и предложений send e-mail

144984